НАДО!

Главное слово во время войны – «НАДО». Сколько тебе лет, здоров ли, не страшно ли, – не важно! НАДО идти в бой, в разведку, тащить раненого, валить деревья, стоять у станка. НАДО жить!

Главное слово в журналистике – «НАДО». Получил задание (а уж тем более, взялся за дело сам!), – и уже не важно, есть ли у тебя силы, время, вдохновение. Конечно, за твоей спиной не Москва и Сталинград, но все же кое-что есть: редакция, а главное – люди, которые поделились с тобой своей историей.

Те, кто прошел Великую Отечественную, слово «НАДО» понимали. Иначе бы просто не выжили. Юные журналисты начала XXI века, как показал конкурс «Судьбы, обожженные войной…», с таким понятием знакомы плохо. Потому и затея системы «Забота», Санкт-Петербургского отделения Лиги юных журналистов и комитетов по образованию и по молодежной политике города удалась далеко не полностью.

Фото Д. Гончаровой

А, уж, казалось бы, чего проще! Круглосуточная социально-медицинская помощь гражданам пожилого возраста и людям с ограниченными возможностями «Система «Забота» помогла найти ветеранов, которые готовы были встретиться с юнкорами и рассказать им о том, как жили во время войны. Городское отделение Лиги юных журналистов обратилась к своим членам с призывом принять участие в конкурсе. Комитет по образованию, правда, как организация бюрократическая, официально поддержать проект не смог (им, оказывается, нужно за три месяца заявки подавать!), но все же дал возможность организаторам рассказать о нем представителям всех своих районных подразделений. Комитет по молодежной политике предоставил призы… Оставалось всего ничего: в течение двух месяцев встретиться с ветеранами, написать интервью или очерк, снять видеоролик, подготовить серию фотографий.

Фото Е. Лутохиной

Вначале все шло хорошо. На конкурс было подано более 70 заявок. Организаторы в какой-то момент стали даже опасаться, что желающих участвовать окажется больше, чем ветеранов (старались же найти тех, кто готов идти на контакт и может рассказать что-то интересное).

А потом пошло-поехало! Что греха таить, были, конечно, промашки и со стороны организаторов. Выяснилось, к примеру, что не все ветераны, к которым направили юнкоров, были в курсе происходящего. Некоторые так и не согласились встретиться со школьниками. Замечу попутно: что же за время у нас такое, что пожилые люди боятся (!) общаться с молодежью? И их можно понять. Слишком часто ветеранов под видом заботы обманывали всякие жулики, привлекая к своим недобросовестным «акциям» молодежь. И теперь, когда пожилой человек слышит по телефону молодой голос, автоматически ожидает подвоха.

Но то, что меня встревожило, как одного из организаторов: в конечном итоге в жюри поступило всего 29 письменных работ и четыре видеоролика. Менее половины от числа заявленных! Остальные либо не сумели ничего написать, либо по каким-то причинам не смогли добраться до ветеранов.

Мне уже пришлось услышать: «Времени не хватило»! Пардон, коллеги, это юные корреспонденты или кто?! Двух месяцев не хватило, чтобы встретиться с ветераном? Ну, я еще понимаю: не удалось школьнику написать ничего дельного. Оно, конечно, наша ошибка, плохо научили, если он ИНТЕРВЬЮ сделать не может. Но уж не успеть встретиться с человеком… Дамы и господа, я ведь не только организатор, моя студия тоже в конкурсе участвовала. Так, просили мы координаты пяти человек – с пятью и встретились. Причем, я только с одним ветераном о встрече договаривался, все остальное ребята сами прекрасно сделали. А ведь была одна бабушка, до которой очень сложно достучаться было. Достучались! Причем, именно о ней и был написан очерк, который стал призером.

Думаю, причина тому одна: мы просто играем со своими учениками в журналистику, а не учим их быть профессионалами! Потому они у нас и не понимают такого простого слова «НАДО». Да и мы, педагоги, к этому зачастую относимся как к некой побочной деятельности. Ну, да, нам же за это никто особо больших денег не платит, так чего же напрягаться? А что там бабушка ждет кого-то в гости, что ей хочется выговориться хоть перед кем-то… И что через десяток лет все это будет уже глубокой историей… Нашей, между прочим, историей! Да, простите, – не будет, если мы будем таких юных журналистов (да и просто – таких юных) растить.

А конкурс все равно получился. И тем, кто в нем все же принял участие, принес очень много. Как написала одна из участниц, «слушать в сотый раз на уроке про Таню Савичеву уже невыносимо». Поэтому, «чем дальше, тем все более легкомысленно и несерьезно ученики реагируют на классные часы, посвященные этим событиям». Но когда ты слышишь, как человек, которому в то время было шесть лет, вспоминает: «Голод был такой, что все внутри слипалось, хотелось что-нибудь проглотить, но хлеб мы не ели, а сосали как конфетку», — этого уже не забудешь никогда!

Юрий ЗВЯГИН

Рассказать друзьям:

|

Рубрика: конкурсы | Автор: | Добавить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *