Я живу в СССР

«Слеза Социализма», «Вшивая биржа», «Зубы Собчака». Как Вы думаете, в каком городе встречаются такие названия? Оказывается, в родном Петербурге! Эти и много других забавных топонимов вы можете найти в «Неформальной карте Питера», выпущенной издательством «Дискус-медиа». Мы решили расспросить о ней у одного из составителей, члена Топонимической комиссии Санкт-Петербурга, лауреата Анциферовской премии Алексея Ерофеева.

— Алексей Дмитриевич, почему Вы решили начать активную деятельность, связанную с возвращением исторических названий улицам нашего города?
— С детства, когда я приезжал в любой город, меня всегда интересовали названия улиц. Я даже записывал многие из них.
Во время перестройки возникла общественная группа «Спасение» («Группа спасения памятников истории и культуры Ленинграда»). Она защищала памятники архитектуры и культуры, которые были под угрозой уничтожения. На митинге в защиту дома Дельвига на Владимирской площади я нашел людей, интересующихся вопросом возвращения исторических наименований в нашем городе. Так, например, Алексей Ковалёв, который и создал в 1986 году это объединение, читал стихи в защиту этого архитектурного памятника.
После нашего знакомства возникла общественная комиссия «Топонимика» («Санкт-Петербургская межведомственная комиссия по наименованиям»). Нам удалось вернуть исторические названия многим улицам: Галерной, Почтамтской, Гагаринской…
Кто-то был недоволен, что вернули мало исторических названий, кто-то не понимал, зачем вообще это делать, а кто-то полагал, что мы хотим просто истребить советские наименования. Я, например, считал, что эти названия — такой же пласт истории, и абсолютно неправильно уничтожать их. Это памятники своего времени, целой эпохи в жизни нашей страны.

Как пришла идея составить «Неформальную карту Питера»?

— Еще в конце 80-х люди начали собирать неофициальные названия, таким образом создавая свои семейные словарики. У меня, естественно, тоже такой был. Когда мне позвонил Владимир Валдин, мой будущий соавтор по карте, и предложил помочь ему при подборке топонимов для нее, я согласился. Несмотря на мою любовь к улицам, мы решили, что с ними будет разбираться Валдин, а я возьму все остальные объекты.

— Почему в карте не сохранён масштаб?
— Не на все улицы есть приличные неформальные названия, а оставлять пустое место не рационально.

Согласны ли Вы с выставлением на карте ограничений 16+?
— Нет, как мне кажется, там нет ничего непристойного для подростка моложе 16 лет, но с вступившим законом о регламенте возраста приходится считаться.

Какие названия были  в ходу в Вашей семье?
— Улицу Зодчего Росси моя бабушка называла Зоси Роси. Улицу Ломоносова она называла Чернышёвым переулком. Мне, мальчику 7-8 лет, это было не понятно (Чернышев переулок существовал с 1739 по 1948 г.г., затем был переименован в улицу Ломоносова).
Когда наша семья переехала на Гражданский проспект, мой папа говорил, что мы живем в ФРГ (Фешенебельном Районе Гражданки). Муринский ручей в то время был естественной границей ФРГ и ГДР (Гражданки Дальше Ручья). Там был еще СССР (Совсем-Совсем Севернее Ручья).

— Как бы Вам хотелось, чтобы петербуржцы употребляли официальные названия или наоборот, продолжали вводить новые обозначения?
— Конечно, когда человек только знакомится с городом, он должен употреблять только официальные названия, но при возникновении интереса познавать свой город все больше и больше, безусловно, интересно узнать и неформальные обозначения.

 

— Спасибо большое, мы будем ждать продолжения.

На этом наша беседа с этим интересным человеком заканчивается. О многих названиях мы не сказали, но мы искренне надеемся, что вы заинтересуетесь и посмотрите, где, по мнению составителей карты, живете вы.

Элина НИКУЛЬШИНА

Рассказать друзьям:

|

Рубрика: пешком по городу | Автор: | Добавить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.